Вчера 13 января международная неправительственная организация Human Rights Watch опубликовала свой очередной, 31-й по счету, годовой отчет , посвященный положению дел с правами человека в мире в 2020 году.

На 761 странице собрана наиболее важная информация в этой области в почти 100 странах мира. России в нем отведено 13 страниц. Это много! Больше, пожалуй, только у Китая и США.

Писать, вернее, трубить, и в самом деле было о чем.

«Пандемия COVID-19 бросила вызов российской системе здравоохранения и дала повод российским властям для дальнейших нападок на основные права», – так начинается статья, анонсирующая новый отчет HRW и посвященная именно российской его части.

Административные меры, разработанные и предпринятые властями по борьбе с COVID-19, особенно в первую волну пандемии, и конституционные поправки первыми попали в поле зрения авторов отчета.

«Пандемия и некоторые конституционные поправки добавили беспокойства к и без того ухудшающейся ситуации с правами человека в России», – говорит директор HRW по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон. «В 2020 году Кремль воспользовался пандемией, чтобы применить к несогласным и гражданским активистам еще более репрессивные меры».

Второй раздел статьи, посвященной России, касается дальнейших усилий властей по ограничению свободы слова и нападкам на журналистов. Приводятся, в частности, примеры Светланы Прокопьевой, Ивана Сафронова, Давида Френкеля и других.

Следующим пунктом упоминается свобода собраний, также подвергшаяся очередным рестрикциям и существенному пересмотру. И в данном случае пандемия послужила предлогом, чтобы разработать и ввести новые ограничения. В отчете упоминаются два новых законопроекта, внесенные в Думу на рассмотрение в ноябре, касающиеся существенных уточнений, что можно считать одиночным пикетом, сокращения мест, где могут проводиться подобные мероприятия, а также новых требований к организаторам.

Досталось от властей в прошлом году и правозащитникам. Так, в поле зрения HRW попали случаи с Семеном Симоновым, Юрием Дмитриевым, Светланой Анохиной и Ванессой Коган.

Свобода объединений, положение дел с правами человека в Чечне, контртеррористическая деятельность, право на убежище и запрет принудительной репатриации, окружающая среда и права человека, национальные меньшинства и ксенофобия, сексуальная ориентация и гендерная самоидентификация, домашнее насилие, цифровые права и право на частную жизнь, право на охрану здоровья, Россия и Крым, Россия и Сирия – вот другие темы, заслужившие каждая свой раздел, по каждой из которых составителям отчета нашлось что сказать.

Так, например, в разделе, посвященном окружающей среде, говорится о беспрецедентном разливе топлива в Норильске в мае прошлого года и о его возможных последствиях для местного населения, о препятствиях, чинимых службой безопасности Норникеля, Росгвардией и полицией, по доступу журналистов к месту катастрофы; а также о новом законе, исключающем ряд транспортных инфраструктурных проектов в районе озера Байкал от проведения экологической экспертизы.

В разделе о цифровых правах приводятся примеры нового законодательства, требующего от мировых производителей смартфонов, смартТВ и др. интернет-устройств заводской предустановки на свои изделия программ ряда российских разработчиков; а также подразумевающего создание национального хранилища персональных данных, объединяющего в себе всю имеющуюся на сегодняшний день у разных ведомств цифровую информацию о гражданине.

В разделе о России и Сирии HRW приводит примеры продолжающихся атак российско-сирийских войск на гражданские объекты. Так, HRW задокументировала 18 незаконных атак в Идлибе в промежутке между январем и мартом 2020 года, в результате которых пострадали или были разрушены шесть школ, один детский сад, четыре объекта здравоохранения и еще целый ряд гражданских построек и сооружений.

Среди массы прочего говорится, что Россия продолжает нарушать запрет на принудительное выдворение лиц, добивающихся политического убежища, несмотря на угрозы пыток в странах их происхождения.

Отчет обращает внимание на отсутствие со стороны государства необходимой защиты против широко распространенного домашнего насилия и помощи пострадавшим от него.

Позиция ключевых международных акторов и их обращения к российским властям сформулированы в заключительной части статьи.

В частности, ЕС решительно осуждает отравление Алексея Навального. Говорится о призыве Верховного Комиссара ООН по правам человека к независимому и непредвзятому расследованию данного преступления.

В июне Совет Европы высказал свое мнение относительно конституционных поправок, разрешающих Конституционному суду отменять решения ЕСПЧ, отметив, что это противоречит обязательствам России перед ЕСПЧ.

ЕС осудил включение организации European Endowment for Democracy в список нежелательных организаций и призвал российские власти к приведению законодательства в соответствие с европейским и международным законодательством по правам человека.

Еще ряд обращений касается призывов к отмене решений в отношении ряда конкретных лиц, а именно Милашиной, Прокопьевой, Симонова и Юрия Дмитриева.