Все, что касается энергетики в России, исключительная прерогатива первых лиц государства. Поэтому неудивительно, что в одной из своих видеоконференций с Михаилом Мишустиным Владимир Путин завел речь о том, что неплохо было бы к 2023 году запустить по России автобусы, работающие на водороде. «Потом следующий шаг – на водороде нужно делать локомотивы», – продолжал развивать тему президент.

Тема водородной энергетики, судя по всему, обещает быть перспективной. До такой степени, что ее не обошли вниманием и зарубежные эксперты .

Хотя в развитых странах давно уже сделали ставку на электромобили, для России в силу более суровых природных условий использование двигателей на водороде может оказаться логичной альтернативой. По крайней мере на каком-то этапе. Конечно, решение поставленных президентом задач потребует развития соответствующей инфраструктуры, но в случае с маршрутным транспортом этот вопрос решается проще – достаточно будет оснастить ею конечные пункты назначения.

Но, естественно, в такой игре внутренний рынок вряд ли будет рассматриваться как приоритетный. Поэтому смеем предположить, что дальше автобусов и локомотивов в России дело пойдет ни шатко, ни валко, как идет оно сейчас с не раз уже объявляемой газификацией всея страна.

С наибольшей вероятностью водород будет производиться из природного газа путем реформинга, т.н. голубой водород. О создании дочерней компании «Газпром Водород» ранее уже рассказывал глава департамента энергетической эффективности и окружающей среды Александр Ишков.

Один из проектов новой компании может быть строительство завода по производству голубого водорода в Германии на западном конце газопровода «Северный поток». Предполагается, что углекислый газ будет реверсом уходить обратно в Россию на утилизацию.

Также г-н Ишков отметил, что «Газпром» уже сейчас производит на своих мощностях порядка 360 тыс. тонн водорода в год. Для сравнения, один запуск космического челнока требовал 150 тонн жидкого водорода.

Хотя эти идеи и служат свидетельством нового типа мышления, очевидно, что Россия стремится диверсифицировать свои рынки природного газа и найти новые способы их расширения. Неслучайна также координация во времени этих двух событий – декабрь 2020 года, – что можно рассматривать со стороны России и «Газпрома» как ответ на усиливающееся политическое давление в связи со строительством второго «Северного потока».